Рубрики
Тексты Ход событий

Осенняя уборка и внутренний переезд (Трикстер, пост 2510-2512)

-5262742991544628992_121^-__-^~
У нас очередной производственный роман.
Я тут декларировал разгребание завалов и разбор коробок, оставшихся аж с переезда, — так вот оно началось и идет полным ходом.
И мы готовимся на осень разбредаться обратно по разным квартирам.

У нас же их не зря две: моя любимая двушка на практике очень маленькая (в принципе, большая, но заставленная хозяйскими вещами и дохлой занятой мебелью), а кроме того, там плохо Рэйчел — ей достается маленькая темная комнатка с моими шкафами и плохим проветриванием.
И исторически так сложилось, что для вещей, гостей, детей и пр. у нас появилась вторая квартира, и Рэйчел стремится жить там.
Сейчас это Спейс — светлый четырехкомнатный лофт (по стилистике) на третьем этаже с много воздуха по цене той же двушки, то есть обе они вместе как недорогая однокомнатная в Москве.

Я из своей сдвигаться никуда не хочу, потому что когда-то она была дачей для мамы и моей дочери Лизы, и моя сестра Робин туда приезжала, то есть это моя последняя связь с семьей через общее жилье.
И у меня с ней много связано.
Я вообще мечтаю ее когда-нибудь купить, даже предварительная договоренность с хозяйкой есть.

Как это связано с мечтами о переезде в теплые края — не спрашивайте!
Но пока что меня оттуда будут выносить разве что вперед ногами :).
Вот когда теплые края станут реальностью, тогда я и подумаю.

А Рэйчел обожает Спейс (полностью он фем-квир-воркспейс, Спейсом его наш друг Тай назвал).
Тут есть место и для животных, и для работы, и для отдыха, и вообще есть место.
И я, например, над переводами тоже там работаю, потому что стационарный комп у нас один на двоих — его Рэйчел ее младшая дочь Женя подарила, когда бабушка надумала его выбрасывать, чтобы заменить на новый.

И вот жили мы, поживали, каждый в своей квартире (пять минут ходу от одной до другой), как этой зимой у Рэйчел случилась очень тяжелая депрессия, и я пришел к ней пожить ненадолго, чтобы она была не одна.
А потом Рэйчел болела, и я тоже боялся оставить ее одну.
И была весна, и я развел в Спейсе цветы, а также освоил дао дышать воздухом и греться на солнце, которого у меня в квартире мало, — в общем, застрял тут на лето.

И теперь Рэйчел очень мечтает, чтобы я делся уже домой.
Потому что мешаем мы друг другу страшно.
Мы оба очень отвлекаемся на другого рядом, и работа идет гораздо хуже, чем могла бы.

Потому что одно дело, когда я пришел именно работать, а совсем другое, когда я здесь шатаюсь кучу времени сверх этого.
А я же болтлив, как сорока!
А Рэйчел информацию обдумывает большими кусками и долго концентрируется, и ей нужны тишина и покой.

Мы очень долго пробовали жить и работать в одной квартире, чуть не сдохли оба.
Спейс хотя бы большой!
Но Рэйчел уже все равно на последнем издыхании.

А так сложилось, что в моей квартире очень много ее вещей — еще с тех пор, как мы жили там вместе, — а в Спейсе полно моих коробок, не разобранных с переезда, потому что не было сил, времени и места.
И вот мы затеяли все разобрать и растащить по квартирам так, чтобы каждый жил со своими вещами, а не с завалом чужих.
И в итоге Рэйчел в моей квартире травит тараканов, которые там развелись, и собирает свои вещи, а я в Спейсе пинаю коробки и готовлюсь перевозить нужное к себе.

Вчера вот я пару коробок разобрал, несколько отобрал для перевозки, перетащил доски от шкафа на освободившееся место, выбросил доисторические подушки от кушетки и собрал еще пару мешков неизвестно чего на выброс.
Я только одного не понимаю — куда делся мешочек с шурупами от шкафа?
Наш сосед-гопник Серега своровал, что ли, когда мебель сюда заносил? Зачем?! Он на доске от шкафа висел…

Вчера же, кстати, у меня в квартире перестал работать красивый бордовый электрочайник Бош.
Мне его Берка подарила на новоселье (!) на Белореченской.
То есть эта зверь-машина 13 лет проработала!

Сегодня я с уборкой продвинулся меньше, потому что мне очень нужна Рэйчел для принятия совместных решений, а она занята.
Какое-то количество одежды я разобрал и еще одну коробку высвободил.
С утра было совещание «Другого глобуса» по драматургии, а сейчас я на интервизию по этике побежал.

Фраза дня, близкая к идентичности: «Домо-о-ой!» (Секрет — «Сердце северных гор»).

На фото — я возле зеркала, которое наконец видно! Раньше его загораживали доски от шкафа, который мы все никак не соберем, потому что коробками было заставлено то место, где он должен стоять. Внизу виднеется одна из моих коробок. Там небольшой штабель на самом деле.

~~~!~~~

Добавить комментарий